Интернет-магазин nachodki.ru

С. М. Сендеров, В. И. Рабчук, журнал «Энергетическая политика», № 3/2019

Аннотация. Статья посвящена проблеме формирования системы индикаторов для мониторинга выполнения требований доктрины энергетической безопасности РФ, принятой в 2018 году, в части обеспечения надежного топливо- и энергоснабжения потребителей энергоресурсов внутри страны. Характеризуются основные угрозы энергетической безопасности с позиций обеспечения надежности топливо- и энергоснабжения регионов России и страны в целом. Представлены соответствующие индикаторы федерального и регионального уровней рассмотрения.

Ключевые слова: доктрина энергетической безопасности, надежность топливо- и энергоснабжения, угрозы энергетической безопасности, индикаторы.

Введение

На заседании Совета безопасности России 29 ноября 2018 года утверждена новая доктрина энергетической безопасности России (далее доктрина). Новый документ утвержден взамен доктрины, действовавшей с 2012 года [2]. В тексте доктрины 2012 года и в соответствующих обосновывающих материалах того периода [3, 4 и др.] уже отмечались существенные проблемы в обеспечении энергетической безопасности страны и ее регионов. Было показано, что ухудшается качество и растет доля трудноизвлекаемых запасов природного газа и нефти; недопустимо высок износ основных производственных фондов топливно-энергетического комплекса (ТЭК) при низких темпах их обновления; заканчивается технический ресурс значительной части энергетических коммуникаций, нефтеперерабатывающего, электро- и теплогенерирующего оборудования, сохраняется отставание отечественного топливно-энергетического комплекса в научно-техническом развитии. Данные проблемы непосредственно связаны с увеличением частоты чрезвычайных ситуаций в системах топливо- и энергоснабжения страны и отдельных регионов. Отсутствуют серьезные достижения в сфере энергосбережения. Наблюдается региональная асимметрия в обеспеченности субъектов России собственными первичными энергетическими ресурсами. Сохраняется несовершенство ценовой и налоговой политики, остаются нерешенными проблемы эффективности и прозрачности деятельности организаций ТЭК, в совокупности приводящие к значительному росту цен на энергоносители для конечных потребителей.

Анализ угроз энергетической безопасности

В доктрине 2012 года угрозы энергетической безопасности по характеру возникновения и действия были подразделены на внутренние (экономические, социально-политические, техногенные, природные) и внешние (внешнеэкономические и внешнеполитические). При этом, к внутренним экономическим угрозам были отнесены: недостаточное инвестирование отраслей ТЭК для обновления производственных мощностей, что в условиях высокой изношенности оборудования и его низкого технического уровня способно привести к некомпенсируемому выбытию производственных мощностей объектов энергетического производства; ухудшение состояния сырьевой базы топливно-энергетического комплекса и атомной энергетики; отсутствие необходимой диверсификации структуры топливно-энергетического баланса регионов и страны в целом; дефицит энергетических ресурсов и срыв энергоснабжения в отдельных регионах России (Дальний Восток и районы Крайнего Севера); высокие темпы роста цен (тарифов) на энергетические ресурсы; высокая энергоемкость производимой продукции; слабая геологическая изученность ресурсов континентального шельфа Российской Федерации; недостаточная глубина переработки углеводородного сырья. Техногенные угрозы были непосредственно связаны с экономическими: увеличение из-за недостаточного объема инвестиций удельного веса морально устаревшего и физически изношенного оборудования в отраслях топливно-энергетического комплекса; снижение технического уровня объектов энергетики из-за недостаточного финансирования научно-исследовательских, опытно- конструкторских и технологических работ и слабой реализации их результатов; нехватка высококвалифицированных кадров, в том числе в связи с сокращением подготовки специалистов для отраслей ТЭК, при одновременном увеличении потребности в них; повышение уязвимости объектов топливно-энергетического комплекса, связанное с усложнением систем и алгоритмов управления этими объектами.  

 

Значительное внимание было уделено и стратегической угрозе высокого инвестиционного риска выхода на газовые месторождения Западно-Арктической зоны. В [5–7] было предметно показано, что в перспективе с неминуемым удорожанием стоимости добычи природного газа в новых труднодоступных удаленных районах на значительно более глубоких горизонтах, основные объемы российского газа, предназначенные на экспорт могут быть доставлены на основные европейские рынки с себестоимостью близкой или даже большей, чем сложившиеся к этому времени на данных рынках цены на газ. В этом случае, безусловно, может встать вопрос об эффективности такого экспорта. Но и вопрос отказа от экспорта российского газа в данной ситуации чрезвычайно сложен: сможет ли страна без данной валютной выручки инвестировать в освоение газовых месторождений Западно-Арктической зоны? А выходить на эти месторождения нужно обязательно, ибо ныне действующие газовые месторождения давно работают в режиме падающей добычи, при этом доля газа в балансе котельно-печного топлива страны превышает 72%, в значительном числе регионов европейской части России эта доля близка к 90% и выше. 

Группы индикативного анализа доктрины, принятой в 2012 году

Для того, чтобы сформировать систему мониторинга основных показателей обеспечения требований энергетической безопасности в плане надежного топливо- и энергоснабжения потребителей в доктрине 2012 года, среди прочих были сформулированы соответствующие группы индикативного анализа, в первую очередь, это:

  • отношение прироста балансовых запасов первичных топливно-энергетических ресурсов к объемам их добычи; 
  • доля природного газа в структуре баланса первичных топливно- энергетических ресурсов; 
  • уровень цен внутри страны на газ, нефтепродукты, уголь и электроэнергию (мощность); 
  • объем неплатежей на розничном и оптовом рынках электроэнергии; 
  • темпы выполнения инвестиционных программ организациями топливно-энергетического комплекса; 
  • относительное снижение удельной энергоемкости валового внутреннего продукта; 
  • стабильность обеспечения потребителей конечными видами энергии (в том числе в региональном разрезе); 
  • уровень физического износа основных производственных фондов по отраслям топливно-энергетического комплекса и смежным отраслям промышленности; 
  • количество ЧС на объектах ТЭК на территории Российской Федерации.

С тем, чтобы анализировать ситуацию по каждому из указанных групп, в плане обеспечения энергетической безопасности страны в свое время был сформулирован соответствующий перечень индикаторов энергетической безопасности. Данные индикаторы были распределены по соответствующим группам, была создана система формирования интегральной индикативной оценки состояния каждой группы с позиций обеспечения требований энергетической безопасности и такая же система формирования ее интегральной оценки  по стране в целом. Результаты проведенной работы и сама методология достаточно наглядно показаны в [8].

Проведенный анализ показал, что выявленные негативные тенденции, формирующие недостаточный уровень обеспечения энергетической безопасности России и ее регионов, достаточно стабильны. Результатом реализации этих тенденций за последние годы стали либо стагнация ситуации по большинству проблем, либо ее обострение. Соответственно, основные проблемные моменты, указанные в тексте предыдущей доктрины, нашли свое отражение и в тексте доктрины, утвержденной в 2018 году.

Угрозы энергобезопасности и группы индикативного анализа доктрины, принятой в 2018 году в части обеспечения надежности топливо- и энергоснабжения

Значительное внимание в новой доктрине уделено внешнеэкономическим и внешнеполитическим угрозам для энергетической безопасности России. Это важная составляющая проблемы обеспечения энергетической безопасности, но в данной статье остановимся более подробно на внутренних угрозах различного характера, реализация которых непосредственно связана с вопросами надежного топливо- и энергоснабжения потребителей внутри страны. С указанных здесь позиций, среди важнейших внутренних угроз, представленных в новой доктрине, имеет смысл рассматривать следующие:

  • расхождение между возможностями ТЭК и потребностями социально-экономического развития страны в целом или ее регионов, что, прежде всего, может реализоваться в виде энергетического дефицита, тормозящего социально-экономическое развитие, как страны, так и отдельных ее регионов; 
  • ухудшение минерально-сырьевой базы ТЭК по мере истощения действующих месторождений, существенное удорожание выхода на новые месторождения в более отдаленных районах и с худшими условиями залегания соответствующих ресурсов, сопровождающееся недостаточной геологической изученностью территории страны; 
  • высокий износ основных производственных фондов ТЭК; 
  • дефицит трудовых ресурсов, в особенности высококвалифицированных кадров, в отраслях ТЭК. 

В дополнение к этим внутренним угрозам в новой доктрине рассматриваются и, так называемые, трансграничные угрозы. С позиций надежности топливо- и энергоснабжения, в их перечне наиболее актуальны:

  • террористическая и диверсионная деятельность, наносящая ущерб энергетической инфраструктуре и объектам ТЭК; 
  • воздействие посредством вредоносного использования информационно-коммуникационных технологий, включая компьютерные атаки на объекты информационной и сетевой инфраструктуры, в целях нарушения функционирования энергетической инфраструктуры и объектов ТЭК; 
  • неблагоприятные, опасные природные явления и изменение окружающей среды, приводящие к нарушению нормального функционирования энергетической инфраструктуры и объектов ТЭК. 

В новой доктрине указано, что в целом реализация указанных угроз может привести к следующим негативным последствиям:

  • снижение финансовой устойчивости организаций ТЭК, в том числе и по причинам роста неплатежей, а также затрат и рисков, связанных с необходимостью освоения удаленных нефтегазовых провинций и усложнением условий добычи углеводородного сырья; 
  • нарушение устойчивого функционирования организаций ТЭК из-за высокого износа основных производственных фондов ТЭК, чрезмерного возрастания финансовой нагрузки и возможных избыточных требований в области экологической безопасности; 
  • замедление темпов снижения удельной энергоемкости экономики; 
  • отставание системы профессионального образования от существующих и перспективных потребностей ТЭК в квалифицированных кадрах с соответствующим усилением угрозы несовершенства управления при функционировании и развитии энергетических отраслей.

На основании сделанных выводов об основных угрозах и их потенциальных последствиях для обеспечения энергетической безопасности страны и ее регионов в доктрине декларируется, что нормативный уровень энергетической безопасности должен обеспечиваться достижением приемлемой ситуации по следующим группам анализа:

  1. Воспроизводство минерально-сырьевой базы отраслей ТЭК. 
  2. Надежность и устойчивость обеспечения внутренних потребителей энергоносителями, энергией и сырьем соответствующего объема, ассортимента и качества, включая необходимое резервирование мощностей и запасов. 
  3. Формирование и поддержание на необходимом уровне запасов материальных ценностей государственного материального резерва в части номенклатуры продукции ТЭК. 
  4. Техническая доступность энергетической инфраструктуры и услуг в сфере энергетики для различных групп потребителей. 
  5. Установление предсказуемого, диверсифицированного в зависимости от качества товара или услуги и приемлемого для производителей и всех групп потребителей уровня тарифов и цен на энергоносители, энергию и услуги в сфере энергетики. 
  6. Инвестиционная деятельность, защита прав инвесторов в ТЭК, контроль за иностранными инвестициями в организации ТЭК, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства. 
  7. Антимонопольное регулирование и развитие конкуренции, включая развитие организованной (биржевой) торговли энергоносителями. 
  8. Энергосбережение и энергоэффективность используемых в отраслях ТЭК и на объектах энергетики потребителей технологий, оборудования и материалов. 
  9. Антитеррористическая защищенность и безопасность объектов энергетики, в том числе в условиях ЧС. 
  10. Защищенность объектов критической информационной инфраструктуры ТЭК. 
  11. Диверсификация экспортных маршрутов поставок и номенклатуры продукции ТЭК, в том числе поставок сжиженного природного газа. 
  12. Допустимое воздействие хозяйственной и иной деятельности организаций ТЭК на окружающую среду (экологическая безопасность). 
  13. Защита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций на объектах ТЭК. 
  14. Технологии, оборудование, материалы, программное обеспечение и услуги, используемые для реализации инвестиционных проектов в отраслях ТЭК на территории Российской Федерации. 

В тексте доктрины указано, что нормативный уровень энергетической безопасности в стране и ее регионах должен обеспечиваться выполнением в полной мере требований федеральных законов нормативно-правовых актов по всем перечисленным группам анализа. 

Индикаторы энергобезопасности в части надежности топливо- и энергоснабжения потребителей для мониторинга требований доктрины, принятой в 2018 году

Полагая, что мониторинг всех этих групп анализа имеет значение для обеспечения энергетической безопасности России и ее регионов, хотя бы на том основании, что они выделены в тексте доктрины, более подробно остановимся на тех, которые имеют непосредственное отношение к обеспечению надежности топливо- и энергоснабжения потребителей внутри страны. На наш взгляд, к таким группам анализа напрямую относятся группы 1, 2, 5, 6, 8 и 9.

Для мониторинга ситуации с обеспечением требований энергетической безопасности России и ее регионов по указанным группам были сформулированы соответствующие индикаторы. При формировании перечня этих индикаторов было учтено, что значения части индикаторов имеет смысл оценивать только на уровне страны, но значения других необходимо оценивать и на уровне регионов. Значения индикаторов регионального уровня, сигнализирующие о негативной ситуации с надежностью топливо- и энергоснабжения потребителей конкретного региона в обязательном порядке должны рассматриваться и учитываться при оценке ситуации с обеспечением энергетической безопасности в стране в целом.

Ниже представлены индикаторы федерального и регионального уровня, значения которых целесообразно отслеживать при мониторинге ситуации с состоянием энергобезопасности страны в части вопросов обеспечения надежного топливо- и энергоснабжения потребителей конечных видов энергии внутри страны. Эти индикаторы сгруппированы по соответствующим группам анализа (номера групп соответствуют номерам из вышеприведенного списка групп):

Таблица. Индикаторы ЭБ по группам индикативного анализа в части обеспечения надежного топливо- и энергоснабжения потребителей внутри страны (номера групп соответствуют номерам из вышеприведенного списка групп анализа ЭБ)

 

Значения всех индикаторов, перечисленных в данной таблице кроме индикаторов 2.10р. – 2.14р., рассчитываются на основе данных официальной статистической информации. Значения индикаторов 2.10р. – 2.14р. рассчитываются с применением специализированных математических моделей, разработанных и используемых в ИСЭМ СО РАН [9–12].

Из анализа таблицы видно, что именно в группе 2, касающейся вопросов надежности и устойчивости процессов топливо- и энергоснабжения потребителей, сосредоточено большинство индикаторов регионального уровня. Эти индикаторы максимально приближены к системам топливо- и энергоснабжения конкретных регионов. Значения данных индикаторов в совокупности формируют возможность оценки ситуации с надежностью снабжения всеми видами конечной энергии потребителей каждого конкретного региона. Решение такой задачи на уровне рассмотрения федеральных индикаторов невозможно из-за слишком большого уровня агрегирования.

Заключение

В данной статье на основе анализа текста доктрины энергетической безопасности России, принятой в 2018 году, предпринята попытка выделения основополагающих показателей, позволяющих характеризовать ситуацию в части надежности топливо- и энергоснабжения потребителей энергоресурсов внутри страны. Мониторинг значений, сформулированных для каждой группы анализа индикаторов федерального и регионального уровней, позволит выявить основные проблемные моменты в организации топливо- и энергоснабжения потребителей страны и ее регионов в соответствующих аспектах и получить представление о направлениях и уровнях трансформации складывающихся тенденций.

Использованные источники

  1. https://minenergo.gov.ru/node/13311 (дата обращения: 06.02.2019). 
  2. Бушуев В.В., Воропай Н.И., Сендеров С.М., Саенко В.В. О доктрине энергетической безопасности России // Экономика региона, 2012. № 2. С. 40–50. 
  3. Воропай Н.И., Пяткова Н.И., Рабчук В.И., Сендеров С.М. и др. Энергетическая безопасность России: стратегические угрозы / Энергетическая политика, 2006, Выпуск 1. С. 45–53. 
  4. Рабчук В.И., Сендеров С.М. Перспективы топливо- и энергоснабжения России до 2030 г. с учетом возможной реализации стратегических угроз энергетической безопасности / Энергетическая политика, вып. 3, 2010. С. 25–34. 
  5. Рабчук В.И., Сендеров С.М. Нетрадиционные энергоресурсы за рубежом и энергетическая безопасность России: какая связь? / ЭКО всероссийский экономический журнал, 2013, № 8. С. 19–30. 
  6.  Рабчук В.И., Сендеров С.М. Газовая отрасль России: роль в обеспечении энергетической безопасности страны и возможные перспективы экспорта газа до 2030 года / Академия энергетики, 2014, № 6 [62]. С. 14–20. 
  7.  Рабчук В.И., Сендеров С.М. Перспективы обеспечения внутренних потребностей России в газе и объемов его экспорта / Академия энергетики, 2016, № 2 [70]. С. 12–18. 
  8. Сендеров С.М., Рабчук В.И. Состояние энергетической безопасности России на федеральном уровне: методический подход к оценке и основные результаты / Известия РАН. Энергетика, 2018, № 2. С. 3–12. 
  9. Пяткова Н.И., Сендеров С.М., Чельцов М.Б., Бондаренко А.Н. Применение двухуровневой технологии исследований при решении проблем энергетической безопасности / Известия РАН. Энергетика, 2000, № 6. С. 31–39. 
  10. S. Senderov, A. Edelev Technology to Ensure Energy Security in Development of Russia’s Energy Strategy / Energy Systems Research, Vol. 1, No. 1, 2018. P. 35-43.  
  11. Сендеров С.М., Рабчук В.И., Еделев А.В.  Особенности формирования перечня критически важных объектов газотранспортной сети России с учетом требований энергетической безопасности и возможные меры минимизации негативных последствий от чрезвычайных ситуаций на таких объектах / Известия РАН. Энергетика, 2016, № 1. С. 70–78.  
  12. Сендеров С.М., Воробьев С.В., Пяткова Н.И. Анализ перспективных возможностей обеспечения спроса на котельно-печное топливо в условиях резких похолоданий на территориях федеральных округов / Известия РАН. Энергетика, 2017, № 6. С. 3–11. 

Сведения об авторах:

Сендеров Сергей Михайлович – д.т.н., заместитель директора, Институт систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН. Рабочий адрес: 664033, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 130, тел. 500-646 (доп. 456). E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рабчук Виктор Иванович – к.т.н., в.н.с., Институт систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН. Рабочий адрес: 664033, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 130, тел. 500-646 (доп. 453). E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

   
© Институт энергетической стратегии (ГУ ИЭС)