Интернет-магазин nachodki.ru

Комментарии по поводу представленного Минэнерго РФ проекта Энергетической стратегии России на период до 2035 г. Генеральный директор Института энергетической стратегии, д.т.н., проф. Бушуев В.В. 

1. Для России, где роль ТЭК в социально-экономическом развитии страны достаточно высока, отсутствие государственной Энергетической Стратегии недопустимо.

2. Представленный документ, по сути дела, является не Стратегией в полном виде (целевым видением и выбором необходимых приоритетов долгосрочного энергетического развития страны), а программой действий на текущий период (15 лет). Но даже в таком виде он может и должен быть принят незамедлительно в качестве ЭС-2035, ибо отрицательный эффект от его непринятия (а уже прошло более 10 лет с момента принятия предыдущего документа ЭС-2030) вообще подрывает доверие к стратегическому планированию.

3. После чего потребуется разработка нового документа: ЭС-2050. Не только по причине действительно целевого видения стратегических трансформаций российской энергетики за предстоящее 30-летие (энергетического форсайта), но и по необходимости перехода от «стратегии выживания» и стабильности – к «стратегии развития». С формированием роли ТЭК не только как системы энергоснабжения (жизнеобеспечения) экономики страны, а как системы всей социально-экономической жизнедеятельности страны. В ЭС-2050 необходимо отразить переход от отраслевого принципа формирования энергетики к ее инфраструктурной роли в жизни всего общества.

К примеру: План ГОЭЛРО был не только планом развития энергетики, а единым народно-хозяйственным планом развития страны на основе электрификации как наиболее адекватного для того времени способа промышленного и коммунально-бытового переобустройства России. Для середины 21 века переобустройство страны требует не развития ТЭК и его локомотивной роли как самоцели, а переход к новой энергетике как важному звену новой энергоинформационной цивилизации, где Россия может и должна оставаться ведущей (по своим ресурсно-технологическим возможностям и своему социоприродному предназначению, а также по экстерриториальной инфраструктурной интеграции) державой Евразии. При этом внутренняя направленность энергетического развития России должна быть ориентирована не только на рост производства и материальное благосостояние (за счет развития потребительского сектора), а на комплексное развитие общества, включая качество жизни россиян и развитие человеческого капитала как главного богатства страны и потенциала ее устойчивого развития.

4. Эти долгосрочные цели должны быть хотя бы обозначены в ЭС-2035 и ЭС-2050, без чего стратегическое развитие страны становится бесперспективным. Даже для текущего периода (до 2035 года) должна быть сформулирована первоочередная стратегическая задача – переход от экспортно-сырьевого (для текущего состояния ТЭК) к ресурсно-инновационному развитию России (за счет и с помощью ТЭК). Эта задача была сформулирована в первоначальных вариантах ЭС-2035, но в текущем проекте даже не упоминается, что существенно обесценивает новую Стратегию с точки зрения ее целей.  

5. В Документе рассматриваются сценарии развития ТЭК (большой и малый), но не как ориентиры вариантов целевого видения, а как крайние (по количественным параметрам) верхние и нижние границы допустимого энергетического баланса. Это значимо само по себе для возможной последующей разработки инвестиционных программ развития отраслей и компаний, но не должно рассматриваться как суть Стратегии. Баланс должен иллюстрировать суть стратегического видения, но не быть ее сущностью. 

6. В Стратегии (даже на столь короткий отрезок времени) правильно выделяются два этапа: до 2024 г. и с 2024 по 2036 гг. Но не показано качественное различие процессов энергетического развития страны на этих временных отрезках. Складывается (обманчивое ?) впечатление, что эти этапы выделены по времени пребывания у власти нынешнего руководства страны. На первом этапе главное – удержаться на допустимом уровне энергетической безопасности (даже за счет стагнации нынешней ситуации), а уж потом (при новом по форме, но старом – по мысли) руководстве задуматься о сверхнеобходимых инновациях для выживания, но не для развития страны. Если это – не так, то необходимо в Документе обосновать суть этих двух этапов и рубежные условия для перехода от одного этапа к другому.

7. Эти комментарии не должны рассматриваться как предложение отложить рассмотрение и принятие ЭС-2035 и продолжить ее доработку. Скорее, наоборот: сам документ даже в сегодняшнем виде должен быть принят как можно быстрее. Ибо затягивание его принятия делает этот документ безнадежно устаревающим. Необходимо только во Введении представить это документ как первоочередной шаг на пути формирования целевого видения новой российской энергетики как системного звена общего развития страны и ее целевой трансформации от отраслевого ТЭК в общегосударственный социально-экономический комплекс.

8. Отдельные комментарии делать не вижу смысла, в том числе и по субъективным причинам: в августе 2015 года в Минэнерго нами (ИЭС и ИНЭИ РАН) был представлен доработанный по замечаниям компаний, отдельных экспертов и Общественного совета при Минэнерго РФ вариант ЭС-2035, который отвечал тогдашним вызовам и угрозам, возможностям и целевым установкам на комплексное развитие энергетики страны.   

Но прошло более 4-х лет, и новый документ, подготовленный в ином виде другой командой исполнителей, имеет полное право на самостоятельное существование и должен быть незамедлительно принят. Частные замечания будут лишь усугублять отрицательный эффект от отсутствия новой Стратегии.

 

Генеральный директор Института энергетической стратегии, д.т.н., проф. Бушуев В.В. 

   
© Институт энергетической стратегии (ГУ ИЭС)